Этот сайт интересен тем, что предлагает возможность заработать - страница 6

■*-И он вышел прочь из спальни, хлопнув дверью.

Полчаса она просидела на кровати, проклиная Джерри и мечтая о разводе. А затем взяла себя в руки

5-

131


и постаралась трезво обдумать то, что он сказал. И поняла, что он прав. То есть он не прав в том, как он сказал все это, но ведь она действительно целый месяц вела себя как последняя зануда.

Холли была из тех, кто ровно в 17.00 выключает компьютер, гасит свет, убирает все со стола и в 17.01 уже бежит на метро, независимо от того, нравится это работодателю или нет. Она никогда не брала работу на дом, никогда не волновалась за будущее фирмы, поскольку ей было глубоко на это будущее наплевать, и больничный она брала столько раз, сколько было возможно без риска быть уволенной. А тут она вдруг начала забирать бумаги домой, задерживаться допоздна, волноваться о том, как идут дела... Джерри был прав, но даже думать об этом было мучительно. Она уже несколько недель никуда не ходила с подругами и каждый вечер засыпала мгновенно, лишь коснувшись головой подушки. Видимо, это и не нравилось Джерри больше всего, даже если закрыть глаза на ее вечное раздражение.

Но сегодня все будет по-другому. Она решила доказать мужу и друзьям, что она все та же беззаботная, веселая и легкомысленная Холли, которая могла споить всех присутствующих и при этом дойти до дома на своих двоих. Она начала с приготовления коктейлей. Одному богу известно, что она туда намешала, но это сработало, и в одиннадцать все гости нестройной толпой направились вниз по улице в паб с караоке. Холли вызвалась первой и надоедала ведущему, пока он не выпустил ее на сцену. В пабе было полно народу: в ту ночь большая компания собралась на мальчишник, и обстановка была не самая

132


спокойная. По правде говоря, паб выглядел так, словно в нем снимали сцены массовых погромов.

Диджей поверил рассказу Холли о том, что она профессиональная певица, и представил ее публике по полной программе. Джерри расхохотался, увидев ее на сцене, но она должна была доказать ему, что она еще чего-то стоит, что ему еще рано думать о разводе. Холли выбрала песню Мадонны «Как девственница». И когда она запела, послышались такой свист и ругань, каких она не слышала за всю жизнь. Но она была так пьяна, что не обращала на это внимания и продолжала петь, глядя на мужа. Он единственный смотрел на нее без отвращения.

К тому времени, когда на сцену полетела всякая дрянь, а диджей стал подстрекать присутствующих свистеть громче, Холли наконец поняла, что пора уходить. Ведущий забрал у нее микрофон, что вызвало в зале шквал радостных возгласов. Но на этом представление не закончилось. Публике пришлось пронаблюдать, как Холли спускалась по лестнице на своих шпильках, как она упала лицом на пол и как задралась ее юбка, под которой засверкало белье, далеко не самое новое...

Холли отвезли в больницу со сломанным носом. Джек охрип от смеха, а Дениз с Шэрон сфотографировали ее во всех возможных ракурсах, и эти фотографии Дениз потом использовала в качестве пригласительных билетов на рождественскую вечеринку — с подписью «Упьемся до смерти!».

И Холли поклялась никогда больше не петь под караоке.

133

Глава пятнадцатая

Холли Кеннеди! Вы здесь? — гремел из микрофона голос ведущего. Аплодисменты переросли в оживленный гул, все присутствующие оглядывались в поисках этой Холли. Долго им придется искать, подумала она, усаживаясь поудобнее. Главное, чтобы улеглось волнение, пусть они перейдут к следующей жертве. Она опустила голову в ладони и стала молиться о том, чтобы все это скорее закончилось. Вот бы открыть глаза и оказаться дома, в безопасности. Она зажмурилась и сосчитала до десяти, молясь, чтобы произошло чудо, а затем осторожно открыла глаза.

Она была все там же, в туалете. Ну почему у нее не может вдруг открыться магический дар, хоть раз в жизни? Как это бывает с девушками в американских фильмах. А иначе будет просто нечестно...

Но Холли знала, что будет так, как есть. С того момента, как вскрыла конверт, она знала, что ее ожидают слезы и унижение. Кошмар сбывался.

134


Шум снаружи затих, и она немного расслабилась. Видимо, они все же перешли к следующему исполнителю. Она разжала кулаки и вздохнула с облегчением. Паника вроде бы прошла, но лучше все же подождать, когда начнется песня, тогда можно будет незаметно исчезнуть. Она не могла даже сбежать через окно, как поступила бы героиня американского фильма. До земли было слишком далеко — если только она не решит, что лучше разбиться насмерть.

Хлопнула дверь. Это пришли за ней. Кто бы они ни были, эти они. Ее сердце снова бешено забилось, бедное сердечко, оно уже выдохлось, наверное, за этот вечер.

— Холли?

Это была Шэрон.

— Холли, я знаю, что ты здесь, так что просто выслушай меня, хорошо?

Холли шмыгнула носом, сдерживая слезы.

— Послушай. Я знаю, что для тебя все происходящее — кошмар. Я знаю, что ты очень боишься этого, но тебе нужно успокоиться, понимаешь?

Голос Шэрон действительно звучал успокаивающе, и Холли немного расслабилась.

— Холли, ты знаешь, что я ненавижу мышей. Холли нахмурилась, пытаясь понять, к чему

она клонит.

— И самое страшное, что я могу вообразить, — это зайти в комнату, полную мышей. Представляешь себе?

Холли невольно улыбнулась, вспомнив, как Шэрон две недели прожила в их доме после того, как

135


увидела в своей комнате мышь. Джону было позволено ее навещать.

— Я бы оказалась в том же состоянии, что ты сейчас. Никакая сила не заставила бы меня выйти.

Она замолчала.

— Что? — раздался голос ведущего. Затем послышался смех. — Дамы и господа, так уж получилось, что наша исполнительница находится в туалете. — Зал разразился хохотом.

— Шэрон! — Голос Холли дрожал от страха. Она представила себе, что разъяренная толпа сейчас вышибет дверь, вытащит ее из кабинки и, передавая из рук в руки, водрузит на сцену. В третий раз за вечер ее охватила паника.

Шэрон поспешила продолжить:

— Что бы ни случилось, Холли, я хочу сказать тебе, что ты не должна делать этого, если ты не хочешь. Тебя никто не заставляет...

— Дамы и господа, давайте же сообщим Холли, что сейчас ее выход! — завопил горе-диджей. — Давайте, все вместе!

И толпа затопала, скандируя ее имя.

— То есть, — Шэрон запнулась, услышав крики снаружи, — я хочу сказать, что никто из тех, кому есть дело до тебя, не будет заставлять тебя это делать. Но я знаю, ты никогда себе этого не простишь. Хотя Джерри, я уверена, не хотел ставить тебя в такое положение, когда писал это...

— ХОЛ-ЛИ! ХОЛ-ЛИ! ХОЛ-ЛИ!

— Шэрон! — снова в панике повторила Холли. Стены кабинки стали давить на нее, на лбу выступили капельки пота. Она должна выбраться отсю-

136


да. С безумным видом она выскочила из кабинки. Шэрон испуганно смотрела на свою измученную подрУгУ' заплаканную, с черными потеками туши на щеках (водостойкая тушь никогда не оправдывает свое название).

— Холли, — произнесла Шэрон, не теряя самообладания, — не обращай внимания на них. Они не смогут заставить тебя делать то, чего ты не хочешь.

У Холли задрожала нижняя губа.

— Не надо! — Шэрон встряхнула ее за плечи и взглянула прямо в глаза. — Перестань!

Губа перестала дрожать, но зато задрожало все остальное. Наконец Холли смогла открыть рот.

— Я не умею петь, Шэрон, — прошептала она голосом, полным ужаса.

—Я знаю, — Шэрон смотрела ей в глаза, — и вся твоя семья об этом знает! А на остальных наплевать! — Шэрон повысила голос. — Ты даже лиц этих уродов никогда больше не увидишь, НИКОГДА! Какое тебе дело, что они подумают? Меня это не волнует, а тебя?

Холли подумала минутку и прошептала:

— Меня тоже.

— Не слышу, что ты сказала? Тебя волнует, что они подумают?

— Нет, — сказала она немного громче.

— Громче! — Шэрон встряхнула ее за плечи.

— Нет! — закричала она.

— Громче!

— НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! МНЕ НАПЛЕВАТЬ, ЧТО ОНИ ПОДУМАЮТ! — Холли так громко заорала, что гул

137

^ I СЕСИЛИЯAXEPH

снаружи затих. Шэрон была ошарашена и, видимо, немного оглохла. Они смотрели друг на друга, улыбаясь, а затем начали смеяться. . — Пусть это будет еще одним Днем Глупышки Холли, и через пару месяцев мы сможем отлично над этим посмеяться, — подбодрила ее Шэрон.

Холли бросила взгляд на свое отражение в зеркале, глубоко вздохнула и решительно открыла дверь. Она вышла к своим поклонникам, столпившимся у дверей, выкрикивая ее имя. Ее встретил одобрительный рокот. Она поклонилась им, стараясь, чтобы это выглядело как можно более театрально, и вышла на сцену под шквал аплодисментов.

— Покажи им! — крикнула Шэрон ей вслед.

Все внимание теперь было приковано к ней. Если бы она не сбежала в туалет, то люди, сидящие в глубине клуба, может, и не заметили бы вообще ее выступления, но сейчас все заинтригованно ждали, что же будет дальше.

Она стояла на сцене, сложив руки на груди, и испуганно смотрела на зрителей. Она даже не заметила, как началась музыка, и пропустила первые несколько строк песни. Горе-диджей остановил музыку и запустил песню сначала.

Зал затих. Холли прочистила горло, и этот звук отозвался громким эхом. Зрители поморщились. Холлиумоляюще взглянула на Дениз и Шэрон, и весь ее столик поднял вверх большие пальцы. В любой другой ситуации Холли рассмеялась бы от их умильного вида, но сейчас это придало ей сил. Наконец, снова заиграла музыка, Холли крепко сжала микрофон, готовясь. И пропела оченьтонким и дрожащим

138


голосом: «Что вы сделаете, если я запою фальшиво? Вы встанете и уйдете?»1

Дениз и Шэрон расхохотались, услышав слова песни. Она сделала правильный выбор. Она продолжала петь, ее голос звучал так жалко, что казалось, она сейчас расплачется. И когда она поняла, что ее вот-вот снова освистают, ее семья и друзья подхватили: «О-о-о, мне помогут мои друзья, да-да, мне помогут мои друзья».

Люди повернулись к их столику, кто-то засмеялся, и атмосфера немного потеплела. Холли предстояло взять самую высокую ноту, она собралась с духом и выкрикнула на пределе своих легких: «Ну-у-ужен ли тебе кто-нибудь?» Получилось так громко, что она сама испугалась, и несколько человек в зале присоединились, подпевая: «Мне нужно кого-то любить».

«Ну-у-ужен ли тебе кто-нибудь?» — повторила она и повернула микрофон к залу, чтобы заставить их петь, и они спели: «Мне нужно кого-то любить!» Кто-то захлопал. Холли уже почти не нервничала, песня подходила к концу. Люди за дальними столиками снова начали болтать, официанты продолжали разносить напитки и стучать стаканами, и Холли уже казалось, что она одна в этом зале слушает свое пение.

Когда песня наконец закончилась, аплодировали только ее друзья, да еще несколько столиков рядом со сценой тоже похлопали из вежливо-

1 Песня группы The Beatles ^ With a little Help from My Friends.

139


сти. Горе-диджей забрал у нее микрофон и, смеясь,

воскликнул:

— Итак, поблагодарим Холли Кеннеди за ее невероятную смелость!

В этот раз хлопки раздались только от столика ее семьи. Обессиленная, она спустилась в зал. Де-низ и Шэрон встретили ее хохотом, у них даже слезы блестели на щеках.

— Я так тобой горжусь! — Шэрон бросилась ей на шею. — Это было ужасно!

— Спасибо за помощь, Шэрон, — проговорила она, обнимая подругу.

Джек и Эбби радостно смеялись, Джек аплодировал и кричал:

— Чудовищно! Просто чудовищно!

Мама ободряюще улыбалась, понимая, что специфический певческий талант передался дочери от нее, отец слова не смог вымолвить от смеха. А Киа-ра повторяла, как заведенная:

— Я и не думала, что кто-то может петь настолько плохо!

Холли, глотая минеральную воду, выслушивала поздравления. Она победила свой страх. Джерри был рядом с ней, он обнял ее и продолжал обнимать до конца этого вечера, и никто не мог разлучить их.

Джон встал рядом с Холли и, прислонившись к стене, наблюдал за ходом конкурса. Он долго стоял молча. Наконец он повернулся к ней и тихо сказал:

— Ты знаешь, Джерри, наверное, сейчас здесь. Он взглянул на нее. Глаза у него были влажными.

140


Бедный Джон. Он тоже скучал по своему другу.

Через час пение наконец закончилось, Дэниел и диджей принялись подводить итоги. При входе каждому из гостей выдали бланк для голосования. Холли отдала свой бланк Шэрон, не решившись вписать свое имя. Конечно, она не выиграет, да она и не хотела этого. Страшно было подумать о том, чтобы вернуться сюда снова через две недели и повторить все опять в финальном конкурсе. Она не вынесла ничего хорошего из всего этого, даже наоборот — сейчас она больше прежнего ненавидела караоке. Прошлогодний победитель Кейт притащил в зал человек тридцать своих дружков, так что у него были все шансы победить. А все те люди, которые так громко вызывали Холли... вряд ли они проголосуют за нее.

Итак, пора было объявлять победителей. Ведущий включил барабанную дробь, и Дэниел в своей обычной униформе: черный пиджак, черные широкие брюки — взошел на сцену, сопровождаемый восхищенным визгом девушек. Громче всех визжала Ки-ара. Ричард выглядел взволнованным, он явно болел за Холли. Очень мило, подумала она, видимо, он так и не понял до конца «правила» этой игры.

Диск с барабанной дробью заело, и ведущий метнулся к своей аппаратуре. Наступила драматическая тишина.

— В первую очередь хочу поблагодарить всех, кто принимал участие в сегодняшнем конкурсе, спасибо вам за незабываемые впечатления. — Видимо, последнее было адресовано Холли. Она покраснела и сползла вниз по стулу.

141


— Итак, два сегодняшних победителя, которые выходят в финал, это...—Дэниел выдержал эффектную паузу, — Кейт и Саманта!

Холли вскочила со стула и восторженно захлопала. Никогда в жизни она не испытывала такого облегчения. Ричард взглянул на нее в явном недоумении, а остальные наперебой поздравляли ее с этим победоносным провалом.

— А я голосовал за ту блондинку, — разочарованно сказал Деклан.

— Это потому, что у нее большая грудь, — засмеялась Холли.

— Ну, у каждого свои достоинства, — покачал он головой.

Интересно, подумала Холли, сколько же она набрала голосов. Должно быть, это очень приятно — победить в чем-то. Знать, что у тебя есть талант. Холли никогда в жизни ни в чем не побеждала, она никогда не занималась спортом, не умела играть на музыкальных инструментах. Она вдруг поняла, что у нее нет совершенно никакого хобби, никаких особенных увлечений. Что она напишет в резюме, когда наконец пойдет устраиваться на работу? «Люблю выпить и пройтись по магазинам». Холли никогда не интересовалась ничем, кроме Джерри. Вся ее жизнь вращалась вокруг него, фактически единственное, что она хорошо умела, — это быть его женой. И с чем же она теперь осталась? Ни работы, ни мужа, она даже не может нормально спеть под караоке, не говоря уже о том, чтобы выиграть. Ей стало ужасно тоскливо от этих мыслей.

142


Ее семья была занята своими делами. Шэрон и Джон о чем-то увлеченно беседовали, Эбби и Джек, как обычно, таращились друг на друга, как влюбленные подростки, Киара флиртовала с Дэниелом, а Дениз... а где Дениз? Холли обвела взглядом клуб и обнаружила Дениз рядом со сценой. Она сидела в потрясающе провокационной позе рядом с горе-диджеем, пристально глядя ему в глаза и плавно покачивая ножкой.

Родители Холли ушли сразу после подведения итогов, и остался... остался Ричард.

Ричард сгорбился рядом с Киарой и Дэниелом. Он затравленно оглядывал зал и каждые несколько секунд подносил к губам стакан. Холли подумала, что она, наверное, выглядит так же, как он... то есть полной неудачницей. Но неудачника Ричарда ждали дома жена и двое детей, а Холли — только замо-роженный ужин.

Холли подсела к нему:

— Ты как?

Он поднял глаза, испуганный, что кто-то вообще заговорил с ним.

— Спасибо, Холли, мне весело.

Ну, если сейчас ему весело, то страшно даже представить себе, как же он выглядит на похоронах... Хотя однажды Холли уже видела это.

■' — Я очень удивилась, что ты пришел. Никогда бы не подумала, что это мероприятие в твоем стиле.

— Ну, видишь ли... Нужно же поддерживать семью. — Он глотнул из стакана.

— А где Мередит?

143


— Эмили и Тимоти, — ответил он, словно это все объясняло.

— Ты завтра работаешь?

— Да, — сказал он, неожиданно поставив стакан. — Так что я лучше пойду. Ты держалась молодцом, Холли.

Он взглянул на родственников, оценивая, стоит отвлекать их прощаниями или нет, и решил не делать этого. Кивнув Холли, он пошел к выходу Несколько странно, подумала Холли. Хотя так, может, и лучше.

Холли опять осталась одна и неожиданно почувствовала себя очень несчастной. Такой несчастной, что захотелось схватить сумку и убежать домой. Но она знала, что нужно остаться до конца. У нее еще будет много возможностей насладиться одиночеством в компании счастливых парочек, так что придется привыкать к этой роли. Она начала злиться. Все вокруг так заняты собой, им никакого дела нет до нее... Нет, одернула она себя, не будь ребенком. Лучших друзей нельзя и желать. Нужно просто перетерпеть это. Но как Холли ни успокаивала себя, ее не покидало ощущение, что она — единственная девушка на дискотеке, которую не пригласили танцевать.

Она улыбнулась, глядя, как Киара заигрываете Дэниелом. Она совсем другая, такая беззаботная, самоуверенная, ни о чем не беспокоится. Сколько Холли ее помнила, у нее никогда не было постоянной работы или постоянного любовника, она всегда мечтала о чем-то новом, о путешествиях, о дальних странах. Холли очень хотела бы быть на нее похожей, но она

144


такая домоседка, что даже представить себе не может, как это — уехать от семьи, от друзей, от привычной жизни. По крайней мере, оттой жизни, которая была у нее раньше, она никогда бы никуда не уехала.

Она перевела взгляд на Джека, все еще болтающего с Эбби. Даже на него она хотела бы быть похожей. Он преподавал английский в средней школе и обожал свою работу. Подростки относились к нему с уважением. Часто они с Джеком, гуляя, встречали кого-то из учеников, которые всегда приветствовали его искренней улыбкой и громким «Здрасьте, сэр!». Все девочки были в него тайно влюблены, а мальчики старались ему подражать. Холли громко вздохнула и осушила свой стакан. Ей стало скучно.

— Холли, принести вам выпить? — обратился к ней Дэниел.

— Нет-нет, спасибо. Я все равно уже скоро пойду.

—Да ты что, Холл! — воскликнула Киара. — Ты не можешь уйти так рано! Это же твоя ночь!

Холли совсем не чувствовала, что это ее ночь. Скорее ей казалось, что она случайно попала на чужой праздник, где нет ни одного знакомого лица.

— Спасибо, не нужно, — снова заверила она Дэниела.

— Нет, ты останешься, — настаивала Киара. — Принесите ей водки с колой, а я выпью еще раз то же самое.

— Киара! — воскликнула Холли, смущенная ее бесцеремонностью.

— Все в порядке,—успокоил ее Дэниел. — Я принесу. — И направился к бару.

145

^ СЕСИЛИЯ AXEPH.

,,.. — Киара, как некрасиво, — упрекнула Холли

сестру.

— А что? Ему же не нужно платить, — пожав плечами, ответила та.

— Но это не значит, что ты можешь вымогать

у него выпивку...

— А где Ричард? — нетерпеливо перебила ее

Киара.

— Ушел домой.

— Черт! Давно? — Она подскочила на стуле.

— Не знаю, пять—десять минут назад. А что?

— Он обещал подвезти меня! — И она кинулась искать свою сумку, сбрасывая на пол чужие вещи.

— Киара, ты не догонишь его! Он слишком давно ушел!

— Нет, догоню. Он припарковался за километр отсюда, я успею. — Она отыскала сумку и вылетела в дверь, крикнув на ходу: — Пока, Холли! Ты молодчина, было просто отвратительно! — и исчезла.

Холли опять осталась одна. Отлично, подумала она, теперь ей придется развлекать этого проклятого Дэниела.

— А где Киара, ушла? — Дэниел поставил стаканы на стол и сел напротив Холли.

— Она просила передать, что ей очень неловко, но ей пришлось бежать. Она должна догнать брата, чтобы он подвез ее домой. — Холли закусила губу. Киара ведь даже не вспомнила про Дэниела, когда убегала. — Простите, что я была груба с вами, — начала она, улыбаясь. — Вы, наверное, думаете, что мы — самая невоспитанная семья на свете. Киара много болтает попусту, не нуж-

146


но воспринимать всерьез и половины того, что она говорит.

— А вы тоже? — улыбнулся он.

— В этот раз да. — Она засмеялась.

— Не страшно, зато теперь вам достанется больше выпивки. — Он подвинул к ней стаканы.

— А что это? — поморщилась Холли, понюхав жидкость.

Дэниел посмотрел на нее в замешательстве.

— Вы знаете. — Он прочистил горло, — я не помню.

— Да ладно! — рассмеялась Холли. — Это же вы заказывали! Женщина имеет право знать, что она пьет!

Дэниел посмотрел на нее с улыбкой:

— Это называется «БиДжей». Вы бы видели лицо бармена, когда я это заказывал! По-моему, он не знал, что это вообще можно пить.

— О господи, — засмеялась Холли. — Как Киара это пьет? Пахнет ужасно!

— Она сказала, что легко проскакивает. — Он тоже смеялся.

— Извините ее, Дэниел, она иногда ведет себя как ребенок.

Дэниел изумленно смотрел через плечо Холли:

— Похоже, ваша подруга неплохо проводит время.

Холли обернулась и увидела Дениз, обвившуюся вокруг горе-диджея. Похоже, ее тактика оказалась действенной.

— Ох, нет, только не с этим горе-диджеем, — сказала она вслух.

147


— Это Том О'Коннор с радиостанции «Дублин FM», — усмехнулся Дэниел. — Я думаю, ему приятно было бы услышать, как вы его назвали.

Холли так смутилась, что спрятала лицо в ладонях.

— Он вел сегодня программу, потому что конкурс транслировался по радио, — серьезно сказал он.

— ЧТО??? — Раз в двадцатый за этот вечер Холли была близка к сердечному приступу.

Его лицо расплылось в улыбке.

— Шучу, шучу, всего лишь хотел увидеть, как вы на это отреагируете.

— Ну, зачем вы так, — упрекнула его Холли, держась за сердце. — Вполне достаточно того, что эти люди слышали меня сегодня, не хватало еще прославиться на весь город! — Она пыталась восстановить ритм дыхания, а Дэниел смотрел на нее с неподдельным интересом.

— Если вы не против, я бы спросил вас вот о чем. Раз уж вам настолько этого не хотелось, зачем же вы записались на конкурс? — осторожно спросил он.

— О, мой весельчак муж решил, что будет забавно записать жену, не имеющую ни слуха, ни голоса, на конкурс караоке.

Дэниел рассмеялся:

— Нет, что вы, это было совсем не так плохо. А ваш муж здесь? — Он оглянулся. — Я не хотел бы, чтобы он решил, что я пытаюсь отравить его жену этим пойлом. — Он кивнул в сторону стакана.

Холли обвела взглядом клуб и улыбнулась. —Да, он здесь... он где-то здесь.

Глава шестнадцатая

Остаток месяца Холли провела в мучительных попытках вернуть себе ощущение жизни. Она наконец захотела почувствовать себя частью этого большого шумного мира. Все вокруг были страшно заняты важными и интересными делами, а она просто ждала, когда кончится один день и начнется другой. Пора было ожить, но она не понимала, как это сделать. Часами она сидела в полной неподвижности, погрузившись в воспоминания, прокручивая в голове каждое мгновение, прожитое вместе с Джерри.

В последнее время ей все чаще вспоминались ссоры, и с запоздалым раскаянием она мечтала все исправить, взять назад каждое резкое слово, когда-либо сказанное ему. Как ей хотелось поверить, что он не принимал ее слова близко к сердцу. Она ненавидела себя за эгоизм, за то, что иногда после ссоры уходила гулять на всю ночь или подолгу злилась, вместо того чтобы все забыть и простить. За все те ночи, ког-

149


да она засыпала как убитая, вместо того чтобы любить его. Господи, ведь никто не сказал им, чтоу них так мало времени! А теперь слишком поздно об этом думать, и исправить ничего невозможно.

Бывали в этот месяц и редкие хорошие дни, когда она улыбалась и даже смеялась, вспоминая какие-то забавные эпизоды. Потом опять начинались депрессия и апатия. Холли боролась, старалась не поддаваться и, бывало, побеждала тоску на несколько часов или дней. Но приходила случайная мысль, случайное воспоминание — и снова начинались слезы. Такими стали ее будни. Это было почти невыносимо. Это было намного сильнее ее, и больше всего на свете ей хотелось прекратить бессмысленную борьбу. Друзья и родные приходили и уходили. Иногда они заставляли ее плакать, иногда — смеяться, но ни то ни другое не было настоящим. Настоящими были одиночество и отчаянье. Она хотела назад — в жизнь, но не знала, как туда вернуться. Постепенно она стала предпочитать сны бодрствованию. Они были реальней ее жизни наяву.

В глубине души она понимала, что ничего ужасного с ней не происходит. Она не сойдет с ума и не покончит жизнь самоубийством. Однажды наступит день, когда она опять почувствует себя счастливой, а весь этот кошмар станет воспоминанием. Нужно было только дожить до этого дня.

Снова и снова она перечитывала письмо Джерри, вдумываясь в каждое слово, в каждое предложение и каждый раз находя в них новый смысл. Она понимала, что можно просидеть до второго прише-

150


ствия, ища тайное послание между этих простых и ясных строк. Но она никогда не узнает в точности, что он имел в виду, потому что больше никогда не сможет спросить его ни о чем. Вот с этой мыслью действительно трудно было примириться.

Так кончился май и началось наконец лето с его длинными вечерами, с умопомрачительными рассветами и закатами. Теперь не хотелось уходить домой с наступлением темноты, а проснувшись утром, до обеда валяться в кровати. Ирландия очнулась от зимней спячки, потянулась, зевнула и начала новую жизнь. Пора было открыть окна, проветрить комнаты и выгнать на улицу призраков, которые завелись за зиму в шкафах и чуланах. Хотелось встать рано утром под пение птиц, выйти на улицу и идти куда глаза глядят, улыбаясь случайным прохожим. Пора было перестать прятаться, поднять голову и встретиться с правдой лицом к лицу.

Заиграла мелодия «Я буду жить» Глории Гейнор. Холли бросила на траву корзинку с бельем и побежала на кухню за мобильным телефоном.

— Алло!

— Поздравляю, ты стала звездой! — донесся из трубки пронзительный вопль Деклана, немедленно превратившийся в раскатистый хохот.

Ожидая, пока он успокоится, Холли пыталась сообразить, о чем он вообще говорит.

— Деклан, ты что, пьян?

— Может быть, немного, но это совершенно не относится к делу. — И он громко икнул.

151


—Деклан, сейчас десять часов утра! — засмеялась Холли. — Ты что, вообще не ложился спать?

— Не-а. — И он снова икнул. — Я сейчас еду домой и спать лягу часа через три.

— Через три часа? Где ты? — Холли с улыбкой вспомнила, как сама раньше любила звонить Джеку с утра пораньше после очередной ночной гулянки.

— Я в Голуэе. Вчера были вручены награды. — Он сказал это так, словно она была в курсе.

— Прости, конечно, я не в курсе, но что за награды?

— Я же тебе рассказывал!

— Нет, не рассказывал.

— Я просил Джека тебе рассказать, вот мерзавец...

— Ну, он ничего не сказал, — перебила его она, — так что можешь рассказать мне сам.

— Вчера было вручение наград за лучший студенческий проект, и я победил! — выпалил он, и до Холли донеслись восторженные возгласы. Она обрадовалась за него.

— А в качестве приза мой фильм будет транслироваться на следующей неделе по четвертому каналу! Представляешь? — Восхищенный гомон почти заглушил его, и Холли с трудом расслышала последние слова-. — Ты станешь знаменитой, сестренка! — И он бросил трубку.

Ее охватило какое-то странное чувство... В это было трудно поверить, но похоже, она действительно почувствовала себя счастливой!

Она поспешила поделиться новостями с семьей, но, как выяснилось, Деклан уже успел позвонить

152


всем. Киара сразу же оккупировала телефон и, как восторженная школьница, сообщала каждому, что ее покажут по телевизору, а затем она, разумеется, выйдет замуж за Дэнзела Вашингтона. Было решено собраться всей семьей и посмотреть премьеру вместе, и Дэниел любезно предложил им встретиться в клубе «Дива», где они смогут насладиться фильмом на огромном экране. Холли была так рада за брата, что сообщила об этом Шэрон и Дениз.

— О, потрясно, Холли! — восхищенно прошептала Шэрон.

— А почему ты говоришь шепотом? — шепотом же спросила Холли.

— А, эта старая карга решила, что пора запретить нам личные разговоры по телефону, — мрачно ответила Шэрон, имея в виду свою начальницу. — Она утверждает, что мы больше времени тратим на болтовню с подругами, чем на саму работу. Честное слово, под присмотром этой ведьмы я себя чувствую так, словно снова стала школьницей... — Неожиданно она заговорила в полный голос и очень деловым тоном: — Вы не могли бы рассказать подробнее?

Холли засмеялась.

— Что, она там?

—Да, разумеется, — вежливо ответила Шэрон.

— Ну ладно, тогда не буду тебя задерживать. Суть в том, что мы в среду вечером встречаемся «У Хогана», чтобы смотреть фильм, так что ты приходи тоже.

— Так, замечательно. — Шэрон, видимо, записывала.

153


— Будет весело. Шэрон, слушай, а что мне надеть?

— Хм... новая или подержанная?

— Ну, нового я ничего позволить себе не могу, так что, наверное, что-то старое.

— Так... красная.

— Тот красный топ, что я надевала на твой день рождения?

— Да, именно.

— Ну, может быть.

— Какова ваша занятость на сегодняшний день?

— Если честно, я еще не начинала искать. — Хол-ли нахмурилась.

— А дата рождения?

—Да ладно, кончай, — засмеялась Холли.

— К сожалению, мы предоставляем услуги по автострахованию только лицам старше двадцати четырех. Боюсь, вы слишком молоды.

— Эх, если бы. Ладно, потом поговорим.

— Спасибо за звонок.

Холли уселась за стол на кухне и задумалась, что же ей надеть. Вдруг ужасно захотелось одеться эффектно и сексуально, а от старой одежды ее уже просто тошнило. Вот бы что-то новенькое... Может быть, у Дениз в магазине найдется. Едва она собралась звонить, как пришло сообщение от Шэрон: «Эта карга сидит у меня за спиной. Поговорим после шести».

Холли позвонила Дениз.

— «Одежда на каждый день», Патриция, я вас слушаю, — очень вежливым голосом ответила продавщица.

154


— Добрый день, я хотела бы пожаловаться на обслуживание.

— Минуточку, соединяю вас с менеджером.

— Алло?

— Это менеджер? — старательно прогнусавила Холли.

—Да, чем могу помочь? — ответила необычайно деловая Дениз.

— Видимо, ничем!

— Простите? — Дениз оставалась спокойной.

— Я вчера была в этом вашем модном магазине и хочу сказать, что ваши сотрудники — самые невоспитанные люди, каких я когда-либо видела. Они совершенно беспомощные и... грубые, и имейте в виду, что с этой жалобой я дойду до самого верха! — Холли, возможно, немного перестаралась, но продолжала самозабвенно браниться.

— О, — только и смогла вымолвить Дениз, но быстро взяла себя в руки. — Мне очень жаль, что вы попали в такую ситуацию, миссис...

— Кеннеди. Холли Кеннеди.

— Ах ты, идиотка! — закричала Дениз, изумив всех сотрудников.

— Прости, — хохотала Холли, — не могла больше сдерживаться.

— Если это единственное, зачем ты звонишь, я бы на твоем месте проверилась у врача!

Продавщицы в магазине изумленно переглядывались.

—А ну-ка быстро за работу! — бросила она им.

— Да, у врача я уже была, и я тебе вот что хочу сказать. Фильм Деклана получил какую-то сТуден-

155


ческую премию, и в среду вечером его будут показывать по телевизору.

— Ой, как здорово, Холли! — восторженно завопила Дениз. — А нас покажут?

— Думаю, да. Мы собираемся «У Хогана», будем смотреть вместе. Ты придешь?

— Конечно приду! И со мной придет мой новый приятель. — Она игриво хихикнула.

— Какой еще приятель? -Том.

—Тот парень из караоке? — Холли была потрясена.

—Да, да, он! Холли, я так влюбилась! — Иона снова захихикала, как маленькая.

— Влюбилась? Да вы же познакомились всего-то пару недель назад!

— Какая разница, ведь на это нужно одно мгновение.

—Да, Дениз... я даже не знаю, что сказать тебе.

— Скажи мне, что это потрясающе!

— Да... то есть... конечно... это действительно очень здорово.

— Ну что ты, Холли, зачем столько эмоций, — саркастически ответила Дениз. — Ну ладно, я жду не дождусь, когда вы с ним познакомитесь, ты будешь от него в полном восторге. То есть не так, как я, конечно, но он тебе точно понравится. — И она начала подробно рассказывать, какой он замечательный.

—Дениз, ты забыла, что я его уже видела? — Холли прервала ее на середине рассказа о том, как Том спасал тонущего ребенка.

156


— Да, я знаю, но тебе стоит встретиться с ним при других обстоятельствах, а не тогда, когда ты прячешься по туалетам и как сумасшедшая горланишь в микрофон.

— Ну что ж, я с нетерпением жду нашей встречи. —Да, это будет замечательно! Подумать только,

у меня будет настоящая премьера! — восторженно стрекотала Дениз.

Холли прикрыла глаза, сдерживая смех. Они распрощались. Положив трубку, Дениз заорала:

— Значит, так! Я хочу, чтобы вы НИКОГДА не разговаривали так с покупателями. Понятно?

Все дружно закивали.

— Простите, — испуганно сказала покупательница, зажав ладонями уши, — а вы всегда так кричите в магазине?

— Да иди ты, — пробормотала Дениз и побрела в комнату персонала.

Необходим был перекур.

Этим утром, забросив все домашние дела, Холли без конца болтала по телефону. Мобильный накалился от бесконечных звонков, а у нее раскалывалась голова. Ее пронзила страшная мысль. Каждый раз, когда у нее болела голова, она вспоминала про то, что случилось с Джерри. Если кто-то из близких жаловался на головную боль, она сразу же заводила разговор о том, что это опаснее, чем кажется, что к своему здоровью нужно относиться внимательней, что нужно как можно скорее обратиться к врачу. Она добилась только того, что они перестали жаловаться ей на что бы то ни было.

157


Холли вздохнула. Она стала такой мнительной, что из-за малейшего недомогания, будь то заболевшее колено или спазм в животе, сразу же бежала к врачу. На прошлой неделе она обнаружила, что со ступней что-то не то, пальцы выглядели как-то странно. Женщина-врач изучила их со всей тщательностью и на глазах у дрожащей от ужаса Холли принялась строчить рецепт. Рекомендация на нем состояла из одной-единственной фразы: «Носите обувь на размер больше».

Это было бы смешно, но визит обошелся ей в сорок евро.

Последним, с кем Холли поговорила, был Джек. Минут десятьон просто рвали метал: речь шлао Ричарде, который и ему нанес визит. Интересно, Ричард решил возобновить отношения со всеми родственниками, от которых годами скрывался? Пожалуй, слишком поздно. Как вообще можно разговаривать с человеком, не имеющим элементарных представлений о такте? Ладно, хватит, одернула себя Холли. Хватит думать о ерунде. Лучше заняться делом.

Она наконец повесила белье, загрузила в машину новую порцию, включила на кухне радио, несмотря на оравший из гостиной телевизор. Может быть, весь этот шум сможет заглушить голос, звучащий у нее в голове.

т

Глава семнадцатая

:,-: : • . ■ -

Холли приехала в«Хоган». Расталкивая толпящихся в пабе стариков, она пробиралась по лестнице в клуб. В пабе играла живая музыка — традиционные ирландские песни, приводящие в восторг завсегдатаев. После этой толкотни и шума клуб «Дива» встретил ее пугающей тишиной. Была только половина восьмого, и клуб еще не открылся. Похоже, она приехала самая первая. Она уселась за столик прямо перед экраном. Вряд ли будет столько народу, чтобы кто-то заслонял вид, но рисковать не стоило. В баре зазвенел стакан, и она подпрыгнула от неожиданности, ища глазами источник шума. Из-за стойки выглянул Дэниел, в руках он держал Щетку и совок.

— Холли! Ая и не знал, что кто-то уже пришел.— Он был явно удивлен.

—Да, я решила прийти пораньше. — Она подошла поздороваться. «Что-то в нем изменилось»^ — подумала она, рассматривая Дэниела.

159


— Господи, вы и впрямь очень рано, — сказал он, глядя на часы. ~ Здесь никого не будет еще минимум час.

Холли смутилась и тоже посмотрела на часы.

— Но ведь фильм начнется в восемь, так? Дэниел замялся.

— Ну, мне сказали, что начало в девять, но я мог ошибиться... — Он достал газету с программой. — Нет, ровно в девять, по четвертому каналу.

Холли нервно облизнула губы.

— Как неудобно... Простите. Я, наверное, пройдусь и вернусь позже. — Она вскочила со стула.

— Да ладно, — улыбаясь, сказал он, — все магазины уже закрылись, не бродить же по улице. Вы можете просто составить мне компанию, если не

против...

— Ну, я не против, если вы не против...

— Я не против, — твердо сказал он.

— Тогда я останусь, — обрадовалась она и снова уселась.

Дэниел оперся руками о стойку, как настоящий бармен.

— Тогда чем я могу вас угостить?

— Как хорошо, что мне не придется стоять в очереди и кричать через головы остальных клиентов! — воскликнула она. — Газированную воду,

пожалуйста.

—А что-нибудь покрепче? — Он так заразительно улыбался, что невозможно было не ответить на

эту улыбку.

— Нет, лучше не надо, а то к приходу остальных

я успею напиться.

160


— Здравая мысль, — согласился он и наклонился к холодильнику.

Холли неожиданно поняла, что в нем изменилось: он снял свою черную yi шформу, и сегодня на нем были выцветшие голубые джи11сы, белая футболка и голубая рубашка. Из-за этого его глаза казались еще более голубыми, чем обычно. Он закатал до локтей рукава рубашки, под тонкой тканью перекатывались мышцы. Она быстро отвела глаза. Он подвинул ей стакан.

— Я могу угостить вас? — спросила она в свою очередь.

— Спасибо, я сам о себе позабочусь.

— Нет, прошу вас, — настаивала Холли. — Мне хочется отплатить вам за гостеприимство.

— Ну ладно, я бы выпил «Будвайзер». — И он с улыбкой скрестил руки на груди.

— То есть что, мне самой налить? — рассмеялась Холли, поднялась со стула и зашла за стойку.

Дэниел стоял позади, наблюдая за ней.

— Когда я была ребенком, я мечтала работать в баре. — Она выбрала кружку и подставила ее под кран.

— Если вам нужна работа, считайте, что вы ее нашли. — Дэниел не отрывал от нее глаз.

— Спасибо, конечно, — засмеялась она, наполняя кружку, — но я думаю, стой стороны стойки мне будет лучше.

— Ну что ж, все равно имейте это в виду.—Дэниел отпил пива. — Вы отлично справились с заданием.

— Тут особого ума не нужно. — Она вернулась на свой стул, достала кошелек и протянула ему деньги: — Сдачи не надо.

'> С. Лхорн

161

^ СЕСИЛИЯ AXEI'H

— Спасибо. — Он повернулся к кассе, и она поймала себя на том, что оценивающе изучает его ноги и зад. Ничего себе, хотя, koi 1ечно, до Джерри ему далеко.

— А ваш муж сегодня снова оставил вас в одиночестве? — Он обошел стойку и сел рядом с ней. Хол-ли сжала губы, не зная, как ответить. Момент был не совсем подходящий для печальных тем, но ей не хотелось, чтобы он снова задал этот вопрос при следующей встрече. Все равно он узнает, и тогда будет еще более неловко.

— Дэниел, — сказала она, осторожно подбирая слова, — мне не хочется ставить вас в неловкое положение, по дело в том, что мой муж умер.

Дэниел замер, его лицо слегка покраснело.

— Холли, простите, я не знал, — сказал он растерянно.

— Ничего, я знала, что вы не в курсе. — И она улыбнулась ему, показывая, что все в порядке.

— Мы, к сожалению, так и не познакомились с ним в тот вечер, но если бы я знал, я бы, разумеется, пришел па похороны...

— Нет, Дэниел, он умер еще в феврале, и в тот вечер его уже не было.

Дэниел смутился.

— Но мне казалось, вы говорили, что он здесь... — И он умолк, решив, что ошибся.

—Да, — Холли опустила глаза, не зная, как объяснить, — его уже не было. — Она обвела взглядом клуб. — Но он был здесь. — Она положила ладонь на сердце.

— О, я понимаю. — Он действительно наконец понял. — В таком случае той ночью вы были очень

162


мужественны, учитывая все обстоятельства, — сказал он мягко.

Холли была поражена искренностью, с которой он произнес это. Обычно люди начинали запинаться не в силах сказать что-то внятное, пытались сменить тему. А в его присутствии она чувствовала себя спокойно, могла разговаривать открыто, не боясь расплакаться.

— А вы умеете держать свое слово. — Он говорил о караоке.

— Да что вы, — Холли покачала головой и коротко рассказала ему о Списке. — Вот Джерри действительно умеет... умел держать слово. — Она вздрогнула от этой оговорки.

Неожиданно для нее Дэниел заинтересовался этой историей и принялся расспрашивать. С ним было так чудесно разговаривать, он задавал вопросы совершенно естественно, к тому же ей очень хотелось услышать мнение кого-то, кто не был знаком с ней или Джерри.

— ...Вот поэтому я так быстро и убежала тогда, после выступления Деклана, — закончила Холли.

-— А я думал, потому что это было совершенно ужасно, — задумчиво проговорил Дэниел.—Да, точно, это же было тридцатое апреля.

— Я никак не могла дождаться полуночи, чтобы открыть конверт, — улыбнулась Холли.

— Хм... а когда следующий?

— В июле, — мечтательно сказала она.

— То есть тридцатого июня я вас не увижу, — рассудил он.

— Вы начинаете понимать, — рассмеялась она.

163

СЕСИЛИЯЛХЕРН

—Я приехала!—провозгласила Дениз на весь зал, вплывая внутрь. На ней было шикарное вечернее платье, купленное для прошлогоднего бала. Позади нее, смеясь и не is силах оторвать от нес глаз, шествовал Том.

—Нуты и вырядилась, — ахнулаХолли, оглядывая подругу с ног до головы. Сама Холли в конце концов надела джинсы, черные ботинки и скромный черный топ. У нее не было настроения наряжаться — ведь клуб будет почти пуст; но Дениз, видимо, считала иначе.

— В конце концов, мне не каждый день выпадает возможность посетить собственную премьеру, — заявила она.

Том и Дэниел обнялись.

— Детка, это Дэниел, мой лучший друг, — сказал Том, представляя Дениз Дэниела.

Дэниел и Холли переглянулись, услышав слово «детка». Они уселись за стол, заговорили о всякой ерунде, и Холли вдруг обнаружила, что чувствует себя прекрасно. Ей не приходилось изображать веселье, она действительно чувствовала себя счастливой. От этой мысли ей, кажется, стало еще лучше.

Через несколько минут появились остальные члены семьи иШэрон с Джоном. Холли побежала им навстречу.

— Приветик, подруга, — проворковала Шэрон, обнимая ее. — Ты давно здесь?

Холли засмеялась:

— Я думала, что начало в восемь, и пришла в половине восьмого.

—Да ты что! — Шэрон слегка забеспокоилась.

— Нет-нет, все в порядке. Дэниел составил мне компанию, — сказала она, указав на него рукой.

164


— Вот этот? — мрачно проговорил Джон. — Ты с ним поосторожней, Холли, он слегка не в себе. Ты бы слышала, что он тут давеча наплел Шэрон!

Холли едва сдержала улыбку и пошла здороваться с семьей.

— Мередит сегодня не пришла? — улыбаясь, спросила она Ричарда.

— Нет, — отрезал он и пошел к бару.

— Боже мой, ну для чего он вообще приходит? — простонала она, пряча голову на груди у Джека. Он погладил ее по голове, успокаивая.

— Так, внимание!—Деклан взобрался на стул и заорал на весь зал: — Поскольку Киара никак не могла решить, что ей сегодня надеть, мы все опоздали, и мой фильм вот-вот начнется. — Слово «мой» он проговорил с особенным выражением. — Так что если бы вы заткнулись и сели по местам, было бы замечательно.

— Деклан! — Мать бросила на него укоряющий взгляд.

Холли поискала глазами Киару и обнаружила ее у стойки рядом с Дэниелом. Сидела как приклеенная. Холли улыбнулась и перевела глаза на экран. Объявили начало, зал радостно зашумел, заставив Де-клана снова заняться наведением порядка.

На фоне панорамы ночного Дублина появилось название: «Девушки в большом городе». Холли стало не по себе. Затем возникла надпись: «Девушки», и на экране появились Шэрон, Дениз, Эбби и Киара, толкающиеся на заднем сиденье такси. Шэрон говорила:

— Привет! Я Шэрон, а это Эбби, Дениз и Киара. Девушки радостно махали в камеру.

— Мы едем в гости к нашей подруге Холли, у которой сегодня день рождения...

165


Декорация изменилась: девушки у двери дома Холли выкрикивали поздравления. Затем снова появилась Шэрои в такси:

— Сегодня у нас будет чисто женская компания, НИКАКИХ мужчин...

В кадре возникла Холли, теперь она открывала подарки. В руках у нее был злополучный вибратор, она вертела им перед камерой со словами:

— Только об этом я и мечтала! Камера вернулась к Шэрон.

— Мы будем много, много пить...

Холли открывает шампанское; следующий кадр: девушки залпом пьют что-то в «Будуаре»; и наконец: Холли с короной на голове потягивает шампанское через соломинку прямо из бутылки.

— Мы будем танцевать...

Танцпол «Будуара» и девушки, изгибающиеся в каком-то немыслимом танце.

— Но ничего экстремального! Сегодня мы будем хорошими девочками! — вполне искренне проговорила Шэрон.

И в следующем кадре трос охранников выводят их из клуба.

Холли так и застыла с открытым ртом. Шэрон тоже была потрясена. А мужчины хохотали вовсю, хлопали Деклана по спине и поздравляли его с блестящим разоблачением. Холли, Шэрон, Дениз, Эбби и даже Киара вжались в стулья, умирая от стыда.

Черт возьми, что же наделал этот глупый мальчишка!

Глава восемнадцатая

В клубе стояла полная тишина. Все, затаив дыхание, смотрели на экран. Холли с ужасом представляла себе, что же сейчас будет. Видимо, они наконец увидят все, что им удалось забыть. Перспектива казалась пугающей. Как же надо было напиться, чтобы полностью потерять память? Наверняка хоть одна из них что-то запомнила и сейчас должна нервничать больше всех, Холли обернулась к подругам. Все до единой грызли ногти, некоторые еще и нервно постукивали каблуком по полу. Холли вздохнула и скрестила пальцы.

На экране появилась очередная надпись: «Подарки».

— Открой мой первым! — визжала Киара, тыча своим подарком Холли в лицо и сталкивая Шэрон с дивана. Клуб разразился хохотом, глядя, как Эбби поднимает изумленную Шэрон. Киара незаметно отошла от Дэниела и присоединилась к остальным девушкам. Видимо, ей тоже было не по себе. Под гул

167


одобрительных возгласов один за другим открывались подарки. У Холли екнуло сердце, когда Деклан показал крупным планом две фотографии на камине, пока Шэрон произносила тост.

На экране возникли слова: «Дорога в город», а следом за ними — девушки, энергично пихающиеся возле такси. Холли с ужасом подумала, что раньше ей казалось, будто на тот момент она была вполне трезва.

— Ох, — с хмельной печалью в голосе пожаловалась Холли водителю, — мне сегодня исполнилось тридцать, представляешь?

Водителю такси наверняка было плевать, сколько ей лет, но он все же взглянул на нее и усмехнулся:

— Но ты все еще очень молода. — У него был низкий хриплый голос.

Камера крупным планом показала лицо Холли, и она съежилась, увидев себя. Она выглядела совершенно пьяной, никогда раньше она себя такой не видела, но дело было даже не в этом — она была такой грустной!

— Но что же мне делать? — простонала она. — Мне тридцать лет! И у меня — ни работы, ни мужа, ни детей! Нет, ты представляешь? — Она наклонилась к нему. Шэрон захихикала. Холли ткнула ее локтем.

На заднем плане были слышны оживленные голоса девушек. Казалось, они пытаются перекричать друг друга — на разговор это не было похоже.

— Расслабься сегодня, не поддавайся в свой день рождения такому дурацкому настроению. Успеешь,

168


детка, подумать обо всех глупостях завтра. — Он говорил с такой отеческой интонацией, что Холли подумала — стоит позвонить и поблагодарить его.

Камера вновь остановилась на Холли. Она прислонилась головой к окну и до конца поездки молчала, погруженная в свои мысли. Она выглядела так одиноко и печально, что смотреть было больно. В замешательстве Холли обернулась и поймала взгляд Дэниела. Он подмигнул ей, подбадривая. Прекрасно, подумала она со злостью. Если ее пытаются подбодрить, значит, у всех одно и то же впечатление. Она жалко улыбнулась и уставилась в экран. На экране была О'Коннелл-стрит и на ее фоне — сама Холли, громогласно заявляющая:

— Итак, сегодня мы пойдем в «Будуар», и никто нас не остановит, даже эти идиотские вышибалы! — И она гордо направилась к клубу, полагая, видимо, что идет по прямой. Девушки откликнулись радостным визгом.

В следующее мгновение два охранника у входа в «Будуар» невозмутимо качали головами:

— Нет, к сожалению, сегодня не получится. Семья Холли расхохоталась.

— Вы что, не понимаете? — высокомерно говорила охранникам Дениз. — Вы что, не узнаете нас? — Она решила, что они смутятся и пропустят их.

— Нет, — ответили те и вновь уставились куда-то вдаль.

— Ха!—Дениз подбоченилась и показала на Хол-ли. — Это же чрезвычайно знаменитая... э-э-э... принцесса Холли из королевской семьи... Финляндии.

Холли неодобрительно взглянула на нее.

169


Зал снова содрогнулся от хохота.

— Я не придумал бы лучшего сценария, — проговорил Деклан сквозь смех.

— То есть что она из королевской семьи? — ухмыльнулся охранник с усами.

— Совершенно верно, — важно ответила Дсниз.

— В Финляндии есть королевская семья, Пол? — спросил усатый у второго охранника.

— Я думаю, нет, босс, — ответил тот.

Холл и поправила на голове покосившуюся корону и отвесила им королевский поклон.

— Ну, видите? — удовлетворенно сказала Дениз. — Вам, ребята, пе поздоровится, если вы ее не впустите.

— Даже если мы впустим ее, остальным-то все равно придется остаться снаружи, — сказал усатый и жестом пригласил входить людей, стоявшихпоза-ди них. Холли поклонилась и им.

— Нет-нет-нет, — засмеялась Дениз, помахав пальцем, — вы не поняли. Я ее... фрейлина, и я должна всюду следовать за ней.

— В таком случае, вы сможете подождать ее здесь до закрытия клуба, — ухмыльнулся Пол.

Том, Джек и Джон захохотали, а Дениз еще глубже вжалась в свой стул.

Холли неожиданно подала голос:

— Ой... нужно выпить. Чудовищно хочется пить. Пол и усатый фыркнули, пытаясь сохранить

серьезные лица.

—Девушки, правда, не сегодня. Сегодня только для членов клуба.

170


— Но я член королевской семьи! — сурово произнесла Холли. — Отрубить им головы! — крикнула она, ткнув в них пальцем. Дениз поспешила опустить ее руку.

— Послушайте, мы с принцессой не доставим вам никаких хлопот. Ну, впустите нас, мы немного выпьем и уйдем, — умоляющим голосом сказала она.

Усатый устало взглянул на нее:

— Ну ладно, заходите, — и отступил, освобождая дорогу.

— Храни вас Господь, — перекрестила его Холли, проходя.

— Так я не понял, она принцесса или монашка? — засмеялся Пол, когда они зашли в клуб.

— Похоже, она просто не в себе, — хмыкнул усатый, — но таких объяснений я еще не слышал, т-И оба захохотали.

Кдверям подошли Киара и ее свита, охранники снова посерьезнели.

— Нормально, если моя съемочная группа зайдет со мной? — фамильярно спросила Киара, имитируя австралийский акцент.

— Минутку, я спрошу у менеджера. — Пол отвернулся и сказал пару слов в рацию.—Да, без проблем, заходите. — И он распахнул перед ней дверь.

— Это же та австралийская певица, да? — спросил усатый у Пола.

— Ага. Неплохо поет.

— Предупреди ребят, чтобы следили за этой принцессой и ее дамочкой, — мрачно сказал усатый. — Чтобы певицу никто не беспокоил.

171


Отец Холли давился от смеха, и жена, смеясь, стучала его по спине.

—Добрый вечер, перед вами полу! ючный выпуск новостей, я Шэрон Маккарти. — Шэрон стояла перед камерой, держа в руке бутылку наподобие микрофона. За ее спиной виднелся известный ирландский телеведущий, мирно сидевший за своим столиком.

— Сегодня, в тридцатый день рождения финской принцессы Холли, ее королевское высочество и ее фрейлина наконец смогли попасть в знаменитый кабак «Будуар». Здесь присутствуют австралийская рокерша Киара и се съемочная группа, а также... — она прижала ладонь к уху, словно получая последние новости, — а также прямо сейчас появился популярный ирландский телеведущий Тони Уолш, он как раз улыбнулся пару минут назад. Рядом со мной находится свидетель данного происшествия. Здравствуйте, Дениз. (Дениз обворожительно улыбнулась в камеру.) Дениз, расскажите, где вы были, когда все произошло?

— Я была рядом с его столиком, когда увидела это. — И она снова улыбнулась.

— Вы можете рассказать нам, что произошло?

— Я просто стояла там, и тут мистер Уолш глотнул из своего стакана, а вскоре после этого улыбнулся.

— Боже, Дениз, это потрясающая новость! А вы уверены, что это была именно улыбка?

— Ну конечно он мог скривиться, сдерживая отрыжку, но все остальные тоже думают, что это была именно улыбка.

172


— А где остальные свидетели?

— Вот принцесса Холли, она тоже все видела. Камера показала Холли, потягивающую шампанское через соломинку прямо из бутылки.

— Холли, вы не могли бы внести ясность: это была отрыжка или улыбка?

Холли смутилась и захлопала ресницами:

— Отрыжка?.. Простите меня, это все от шампанского!

Клуб взорвался хохотом. Холли закрыла лицо руками.

— Ну что ж... — сказа ла Шэрон, стараясь не смеяться, — вы были первыми, кто это услышал. Сегодня вечером самый суровый телеведущий Ирландии был замечен улыбающимся. Вернемся к вам через минуту.—Выражение лица Шэрон изменилось, когда она увидела за своей спиной Тони Уолша. Он не улыбался.

Шэрон пробормотала:

— Добрый вечер! — И камера погасла.

Все хохотали, включая девушек. Даже Холли уже поняла, насколько все это нелепо, и смеялась вместе со всеми.

Камера вновь включилась, на экране появилось зеркало в женском туалете. Деклан снимал снаружи через щель в дверном проеме, и отражения Дениз и Шэрон были отчетливо видны.

— Я же просто хотела пошутить, — обиженно проговорила Шэрон, подкрашивая губы.

— Да не обращай ты внимания на этого педри-лу, Шэрон, он не хочет лишний раз светиться, вот и все. — Дениз говорила про Уолша.

173


— Но это же не значит, что нужно угрожать нам судом! — пожаловалась Шэрон.

— Не будет никакого суда, Шэрон! — засмеялась Дениз. — Он просто не хочет, чтобы его снимали, особенно когда у него выходной. Я могу его попять.

— То есть ты что, на его стороне? — вызывающе спросила Шэрон.

—Да отстань! — отрезала Дениз.

— А где Холли? — Шэрон переменила тему.

— Не знаю. В последний раз я ее видела, когда она корчилась на танцполе, — засмеялась Дениз. Они переглянулись и расхохотались.

— Бедная Диско-Дива, — сочувственно проговорила Шэрон. — Надеюсь, она сможет сегодня упасть в чьи-нибудь объятия.

— Да, — оживилась Дениз, — пойдем, найдем ей мужика. — И спрятала косметику в сумку.

Дениз и Шэрон переглянулись с виноватым видом. Шэрон прикоснулась к руке Холли, словно извиняясь, но Холли широко улыбнулась и показала на экран.

Девушки вышли из туалета. Открылась дверца кабинки, из нее появилась Холли. Широкая улыбка мгновенно исчезла с ее лица, когда она увидела себя на экране. Через щель в двери можно было рассмотреть се отражение в зеркале, покрасневшие от слез глаза. Она высморкалась и некоторое время печально изучала себя. Затем глубоко вздохнула и пошла к подругам.


7269771083210396.html
7269902441379844.html
7270118987367215.html
7270266252931247.html
7270383896520709.html