3.4. Разработка лингвистических - Иван Павлович Сусов. История языкознания Иван Павлович Сусов. История языкознания:...


^ 3.4. Разработка лингвистических

проблем


в Западной Европе позднего Средневековья


Позднее средневековье представляет собой эпоху

коренных изменений в социально-экономической и духовной жизни западноевропейского

общества, серьЈзных достижений в науке и культуре, формирования принципиально

новой системы образования, отвечающей потребностям развития естественных

наук, медицины, инженерного дела и т.п. и постепенно вытесняющей прежнюю

систему обучения "семи свободным искусствам". Однако по-прежнему латынь

используется в качестве языка религиозных текстов, богословия, философии,

науки, образования и международного общения в Западной Европе, а также

как предмет преподавания и изучения.


На роль новой царицы наук (вместо грамматики)

выдвигается логика, а затем и метафизика. В 12--14 вв. возникает большой

ряд университетов (Болонья, Салерно, Падуя, Кембридж, Оксфорд, Париж, Монпелье,

Саламанка, Лисабон, Краков, Прага, Вена, Гейдельберг, Эрфурт). К ним от

монастырских школ переходит роль главных образовательных и научных учреждений.

Новые, определяющие духовный прогресс идеи формируются теперь преимущественно

в университетах. Возникает и усиливается интенсивный обмен идеями и результатами

интеллектуального труда между новыми научными центрами Западной Европы.


В этих условиях церковь как главная носительница

христианской идеологии стремится сохранить своЈ господствующее положение

в обществе, в государственной жизни, в деятельности университетов. Она

сопротивляется идеям, противоречащим христианским доктринам и подготавливающим

возникновение идеологии Возрождения, привлекая к участию в разработке многих

философских, логических, метафизических и даже грамматических концепций

видных духовных деятелей.


СерьЈзное воздействие на переориентацию

грамматики и еЈ превращение в науку оказала разрабатывавшаяся в 11--14 вв.

схоластика, восходящая к методу вычитывания ответов из поставленных вопросов

у Прокла (412--485) и к работам представителя поздней патристики Иоанна

Дамаскина (около 675 -- около 753). Схоластика прошла в своЈм развитии следующие

этапы: ранний (11--12 вв.: Ансельм Кентерберийский, Гильом из Шампо,

Иоанн Росцелин, Пьер Абеляр), зрелый (12--13 вв.: Сигер Брабантский, Альберт

Великий) и поздний, предренессансный (13--14 вв.: Иоанн Дунс Скот, Уильям

Оккам, Никола Орем). Схоластика подводила под философию и богословие, в

недрах которых она сформировалась,

новую основу -- логику (диалектику), для которой характерно стремление к

построению строгих научных доказательств.


И в эпоху Возрождения, и в последующие

исторические периоды было не понято глубокое научное содержание и живая

творческая мысль, скрытые в схоластике за внешне сухой формой. Осознание

истинного значения позднего средневековья в истории мировой культуры и

науки, в частности схоластической логики, наступило лишь в наше время (во

второй половине 20 в.). Схоластика, в которой совпадают логика и диалектика

(философия), сыграла важную роль в формировании принципиально новой науки,

нового миропонимания. Она вовлекла в свою сферу грамматику, соединив в

одном потоке исследований философию языка и грамматику (языкознание), придав

грамматике новые, спасающие еЈ в изменившихся условиях ориентиры. Именно

в недрах логики возникла теоретическая грамматика (аналогичная современной

общей лингвистике) как строгая доказательная наука.


Философская логика позднего средневековья

постоянно обращалась к вопросам связи мышления, языка и предметного мира

в связи с постановкой вопроса о роли идей, абстракций, общих понятий (универсалий)

и о модусе их существования. Дискуссии шли вокруг центральной проблемы

-- универсалий. Решалась она, с одной стороны, в духе реализма и, соответственно,

в согласии с интересами церкви -- вслед за Платоном и затем частично Аристотелем

(Иоанн Скот Эриугена, 810--877; его последователь Гильом из Шампо, 11 в.;

архиепископ Ансельм Кентерберийский, 1033--1109). С другой стороны, предлагались

решения в духе отвергавшегося церковью номинализма -- вслед за киником Антисфеном

(около 450 -- около 360 до н. э.) и стоиками (Рабан Мавр, 784--856; определивший

лицо данного направления Иоанн Росцелин, 1050--1112; Иоанн Дунс Скот, 1266--1308;

его последователь и оппонент Уильям Оккам, 1285--1349). Наконец, делались

попытки соединить идеи реализма и номинализма в концептуализме (ученик

Росцелина и Гильома из Шампо Пьер Абеляр, 1079--1142).


Реалисты защищали самостоятельное существование

общих понятий (рядом с вещами или до них). Номиналисты же утверждали, что

общие понятия суть лишь имена. Абеляр отказывался считать универсалии вещами

или же словами и приписывал им статус "построений ума". В ходе многовековой

дискуссии между реалистами и номиналистами обсуждались актуальные и в настоящее

время проблемы отношения референции и значения, слова и вещи, предложения

и мысли, собственного значения слова и его окказионального значения.


Представители противоборствующих лагерей

внесли существенный вклад в разработку проблемы языкового значения, которая

ранее не входила в ведение грамматики, бывшей в основном дисциплиной формальной

(в духе идей Александрийской школы).


Абеляр принимал во внимание две грани языка

-- его отношение к вещам и его отношение к мысли. Он указывал на то, что

язык есть не столько средство общения, сколько свидетельство активного

мыслительного процесса. Абеляр настаивал на соотнесении вещи, понятия и

значения. Он разграничивал три вида значений: интеллектуальное, воображаемое

и истинное. Им проводился анализ переносных значений слов (на примерах

из поэзии и риторики). Обозначаемое предложения трактовалось им не как

вещь, а как нечто, что касается вещей, что представляет собой квази-вещь.


Поздний схоласт-номиналист Оккам резко

выступал против ненужного умножения реалистами воображаемых сущностей (принцип

"бритвы Оккама"). Он подчЈркивал, что природа создаЈт только вещи. Обозначения

квалифицируется им не как свойство слова, а как проявление свойства разума

через слово. Язык локализуется в сознании человека, а грамматика в мысли.

Система взглядов Оккама, одного из последних представителей схоластики

средневековья и еЈ самого резкого критика, явилась предтечей идеологии

эпохи Возрождения, которое в целом не приняло схоластики.


Схоластическая логика испытала в 12--13

вв подъЈм. благодаря деятельности профессоров Парижского университета,

способствовавших распространению и утверждению идей Аристотеля. Более полному

знакомству с работами Аристотеля Европа была обязана деятельности арабских

учЈных и особенно испанско-арабского философа Абу-ль-Валида Мухаммеда ибн

Ахмеда ибн Рушда (в латинизированной форме Аверроэс, 1126--1198). Аристотелизм

в новом виде пришЈл в Европу в форме аверроизма.


Европейские учЈные, вместе с тем, проявили

интерес к сочинениям и других арабских, а также еврейских авторов, опиравшихся

на Аристотеля (в частности к работам Абу Бекра Мухамммеда ибн Али Мухиддина

ибн Араби, Соломона бен Иегуды ибн Гебироля -- в латинизированной форме

Авицеброн, Абу Али Хусейна ибн Абдаллаха ибн Сины -- в латинизированной

форме Авиценна; 980--1037).


Представителями аверроизма в Европе были:

в Испании Альбалаг (13 в.), в Парижском университете Сигер Брабантский

(около 1235--1282) и Боэций Дакийский (точнее: Датский; 13 в.), Жан Жанден

(14 в.), в Италии в 14--16 вв. ряд профессоров Падуанского и Болонского

университетов. Благодаря освоению аристотелевского идейного наследства

философия, развивавшаяся ранее в недрах богословия, превратилась в самостоятельную

отрасль знания. Любая наука стала квалифицироваться как часть философии.

Грамматика обратилась к интенсивному использованию идей Аристотеля.


В обществе рос интерес к аристотелевской

системе научных знаний, которая содержит элементы материализма и открывала

перспективы перед представителями естественных наук, медицины, техники,

торговли, так как она лучше отвечала изменившемуся укладу жизни и нарастающему

неприятию августианской идеологии, враждебно относившейся к естественнонаучным

исследованиям и обращЈнной только к духовной сфере человека.


Первоначально церковь предпринимала неоднократные

и безуспешные запреты на распространение университетскими кафедрами аристотелизма

и аверроизма, а затем она признала необходимость провести перестройку аристотелевской

идеологии в религиозно-христианском духе.


Осуществление задачи по теологизации аристотелизма

было проведено в 13 в. рядом выдающихся учЈных-теологов (Александр Гэльский,

его ученик Иоанн Фиданца / Бонавентура, первый представитель схоластического

аристотелизма Альберт Великий / фон Больштедт, ученик Альберта Фома Аквинский).

Идеология последнего, известная под именем томизма, оказала влияние и на

теоретическую грамматику.


Фома Аквинский, стоявший на позиции синтеза

реализма и номинализма, различал три вида универсалий: in re ‘внутри вещи',

post re ‘после вещи' и ante re ‘перед вещью'. Обозначаемое предложения

оно понимал как объединЈнные связкой значения субъекта и предиката. Им

разграничивались первичное значение слова и его употребление в речи. Разграничению

существительного и прилагательного служил логико-семантический критерий

(выражение основного понятия и приписывания

ему признака). Он же ввЈл в логику и грамматику понятие суппонировать ‘иметь

в виду'.


Грамматическая мысль испытала расцвет в

11--13 вв. под воздействием союза с логикой, знаменовавшийся, однако, вместе

с тем стремлением к автономии собственно грамматического подхода (12--13

вв.: Уильям Кончийский, Иордан Саксонский, первый подлинно оригинальный

грамматик Средневековья ПЈтр Гелийский, Роберт Килвордби, Роджер Бэкон,

Доминик Гундиссалин, ПЈтр Испанский, Ральф де Бовэ).


Уильям Кончийский (1080--1154) описывал

части речи в новой последовательности. Он поставил проблему причин изобретения

частей речи.


Иордан Саксонский указывал на необходимость

различать в языке существенное и случайное, утверждая, что различия между

разными языками сводятся к их внешней, звуковой оболочке, а внутреннее

их строение едино. Он различал значения отдельных слов и грамматические

значения.


Петру Гелийскому принадлежит "Свод по Присциану".

Здесь используются по-прежнему формы комментариев к Донату и Присциану,

но комментарии осуществляются с принципиально новых позиций. ДаЈтся полная

систематизация идей своих предшественников. Часты многочисленные философские

отступления в грамматических рассуждениях. Утверждается право грамматики

на автономию.


Грамматические критерии дополняются логическими.

Одновременно прослеживается стремление убрать из описания всЈ лишнее, не

относящееся к грамматике. Грамматика квалифицируется и как искусство (еЈ

правила следуют человеческому выбору), и как наука (в ней утверждается

наличие точных законов). Исследованию подвергаются causae inventionis частей

речи (общие причины создания слов и собственные причины изобретения каждой

части речи).


ПЈтр Гелийский различает подразумеваемую

вещь, понятие и значение. Он уделяет внимание грамматическому значению.

Им разграничиваются глаголы действия и глаголы претерпевания действия.

Существительное объявляется самой благородной частью речи, а его окончания

-- самыми благородными частями слова. Шесть падежей предстают как шесть

способов рассмотрения вещи. Впервые осуществляется разграничение существительного

и прилагательного. Аристотелевское формальное определение глагола дополняется

указанием на его логико-синтаксическую функцию -- быть всегда предикатом

в предложении.


Роберт Килвордби искал сущее в грамматике,

изучающей регулярные принципы структуры и содержания в языке. Он уподоблял

грамматику геометрии в еЈ способности отвлекаться от поверхностного. Им

в грамматику внедрялись семантические моменты. Он ввЈл понятие универсальной

грамматики.


Этой же идее об универсальной грамматике

следует Роджер Бэкон (около 1200--1292), считавший, что грамматика одна

во всех языках в своей субстанции и варьирует лишь в акциденциях, что наука

должна заниматься лишь универсальным.


Привлекает внимание и решение лингвистических

проблем в "Кратком своде основ логики" Петра Испанского (1210 или 1220--1277),

понимавшего диалектику как искусство искусств и науку наук. Он относил

грамматику, риторику и логику к речевым наукам. По его мнению, логика занимается

универсальными явлениями, а грамматика -- особенностями отдельных языков.

У знаков как терминов языка он выделяет первичные интенции (обозначение

вещей) и вторичные интенции (выражение общих понятий). Значение определяется

как сигнификация (представление вещи через условный голосовой звук), как

суппозиция (употребление субстантивного термина вместо собственного имени

в некоем контексте), как апелляция (отношение слова к реально существующему

объекту); как указание на то, что сигнификация связана с понятийным содержанием,

а суппозиция обнаруживает себя в индивидуальных примерах. Разграничиваются

суппозиции общие, единичные, персональные, материальные.


ПЈтр Испанский проводит анализ процедур

расширения и ограничения / сужения значения. Он разрабатывает теорию синонимии.

Им различаются значения корней и аффиксов (сигнификативные и консигнификативные).

Он отказывается от резкого разграничения категорематических (предикатных)

и некатегорематических (непредикатных) слов. Им подчЈркивается взаимоограничение

слов и конструкций, проводится различение

предложения и словосочетания. УчЈный хорошо осознаЈт то, что объектами

науки являются не вещи, а предложения о них.


Для Ральфа де Бовэ характерно усиление

внимания к текстам не только христианских, но и классических авторов. Его

трудам присуще обилие цитат из них. Он первым начал разрабатывать проблемы

синтаксиса. Управление он определяет с учЈтом логико-семантического критерия.


В конце 13 в., в период общекультурного

подъЈма в Западной Европе, в русле "новой" (спекулятивной) логики формируется

грамматическое учение модистов (Симон Дакийский -- точнее в этом и последующих

случаях нужно было бы говорить: Датский -- Боэций Дакийский, Мартин Дакийский,

Иоанн Дакийский, отчасти Иоанн Дунс Скот, Фома Эрфуртский, Мишель из Марбэ,

Сигер из Куртрэ, Радульф Бритон).


Грамматическое учение модистов представляет

собой вершину достижений западноевропейской науки позднего средневековья,

первую теорию языка в европейской научной традиции. Парижский университет

оказался колыбелью грамматики модистов, дальнейшая еЈ разработка велась

в университетах Эрфурта, Болоньи, Праги (вторая половина 14 -- начало 16

вв.).


Модисты, центральным теоретическим понятием

которых были способы обозначения (modi significandi), внесли величайший

вклад в разработку проблемы грамматических значений. Язык они понимали

как жЈсткую систему, которая направляется точными законами, имеющими автономный

и универсальный характер. Они отказываются от простого описания фактов

языка и ограничиваются небольшим числом примеров. Им принадлежит распространение

на грамматику дедуктивного метода и аксиоматического принципа строгого

доказательства: постулирование исходных понятий и выведение из них всех

остальных. Проблемы звучания, просодии и орфографии исключаются ими из

сферы своих интересов. Звучание они относят к ведению естественных наук

-- физики и физиологии, а лексическое значение -- к ведению психологии. В

грамматике в качестве разделов сохраняются этимология (учение о частях

речи) и синтаксис (учение о словосочетании и предложении).


Грамматическая теория строится на базе

натурфилософии, происходит онтологизация грамматики. Задачей грамматики

объявляется познание/объяснение причин. Модисты убеждены в том, что конечная

причина лежит вне языка, что начало грамматики находится в вещах. Для них

характерен следующий путь анализа: изучение природы вещей (модусы существования)

-- изучение модусов понимания разумом -- познание модусов обозначения в языке.

Модус обозначения есть способ представления предметного содержания, делающий

слово (dictio) частью речи (pars orationis).

Грамматика должна выявить причины выбора данного модуса обозначения. Предполагалось,

что можно распространить метод установления модусов обозначения на другие

науки, включая теологию.


Модисты последующего поколения отходят

от жЈстких схем одно-однозначного соответствия вещам, сформулированных

первыми модистами. Особенно это наглядно прослеживается в работах Сигера

из Куртрэ и Фомы Эрфуртского, отметивших особое положение наименований

фиктивных предметов и т.п.


В классификации частей речи находит применение

дихотомический принцип. Модисты отказываются от учЈта формальных признаков.

Они провозглашают синтаксис самой важной частью грамматики. Приоритетное

место отводится теперь не имени, а глаголу (предвосхищение идеи вербоцентризма).

В конструкции как главной синтаксической единице выделяются два компонента

(слова). Различаются грамматическая и смысловая совместимость слов. Осуществляется

различение слов зависящих и детерминирующих. Предложение определяется на

основе наличия подлежащего (suppositum) и сказуемого (appositum). В позиции

подлежащего допускается не только именительный падеж. Вводится понятие

завершения (perfectio) как законченного предложения, отвечающего требованиям

правильности.


Модисты создают универсальную/общую грамматику,

отождествляемую по существу с грамматикой латинского языка. Ими строится

всеобъемлющая теория языка и разрабатываются основы семиотики.


Грамматическое учение модистов серьЈзно

повлияло на представителей грамматики более поздних периодов развития языкознания,

прежде всего на грамматику Пор-Рояля (1660). Оно оказывало воздействие

и на лингвистов 20 в. (учение о знаке и о системе языка Ф. де Соссюра;

фонологическая концепция Н. С. Трубецкого, отводившего фонетике место среди

естественных наук; глоссематическая теория Л. Ельмслева, в которой субстанция

выражения и субстанция содержания выводятся за пределы языка; гипотеза

об универсальных глубинных структурах Н. Хомского).


Позднее средневековье характеризуется усилением

интереса к научному изучению родных языков и использованию этих языков

для их же описания (в условиях господствовавшего тогда билингвизма с преобладанием

в официальной сфере общения латинского языка).


В 13 в. были созданы четыре теоретико-грамматических

трактата, которые были написаны по-исландски и посвящены исландскому языку.

Они предназначались быть учебниками для скальдов. В них обсуждались вопросы

создания исландского алфавита на основе латинского письма, классификация

букв, исландские части речи, правила стихосложения,

включая метрику. Этот факт примечателен в свете того, что первые грамматики

родных языков и на родных же языках появляются во Франции в 16 в., в Германии

в 15--16 вв., в Англии в 16--17 вв. Объяснение можно искать в специфике истории

Исландии, где введение христианства

было актом альтинга как органа народовластия в отсутствие государства и

где языческие жрецы (годы) автоматически становились христианскими священниками,

а вместе с тем и хранителями традиционной исландской культуры.


Начало письма в Исландии латиницей относится

к 7 в. Собственный алфавит на основе латиницы создаЈтся в 12 в. И в первом

же из трактатов, сугубо теоретическом, отстаивается право каждого народа

иметь свой алфавит, излагаются принципы его построения, начиная с гласных.

Можно отметить строгое (на уровне требований 20 в.) следование фонематическому

принципу. В трактате формулируется понятие различительного звукового признака

(различия). В третьем трактате даЈтся сравнительно полное описание морфологического

строя исландского языка, вводятся исландские термины (как правило, кальки

с латинского) для частей речи.


В западнороманском культурном ареале (особенно

в Италии, Каталонии и Испании) первоначально проявляется активный интерес

к окситанскому (провансальскому) языку, на котором создавались и распространялись

в 11--12 вв. песни трубадуров. Соответственно этому возникает потребность

в руководствах по близкородственному языку и искусству провансальской поэзии.


В 12 в. появляется сочинение каталонца

Раймона Видаля "Принципы стихосложения", содержащее довольно подробный

и своеобразный анализ языковой стороны провансальских поэтических текстов.

Здесь перечисляются традиционные восемь частей речи. К классу "существительных"

отнесены все слова, обозначающие субстанцию (собственно существительные,

личные и притяжательные местоимения и даже глаголы eser и estar), а к классу

"прилагательных" -- собственно прилагательные, причастия действительного

залога и прочие глаголы. Оба класса разбиваются на три рода. Учитывается

открытая в 12 в. дифференциация глаголов на предикативные и непредикативные.

Автор даЈт описание двухпадежного склонения и рассматривает некоторые аспекты

парадигмы глагольного спряжения. Трактат был очень популярен в Каталонии

и Италии, появлялись многочисленные подражания ему.


В середине 13 в. было создано руководство

по окситанскому языку для итальянцев Юка Файдита. Оно содержало в первой

части свободную адаптацию "Меньшего руководства" Доната и словарь рифм,

длинный перечень глаголов всех спряжений (с латинским подстрочником). Копировался

подход (в конспективной форме) Доната к частям речи и их акциденциям, частично

учитывалось руководство Присциана. В этом сочинении зафиксировано исчезновение

среднего рода у имЈн. Детально описаны именные флексии, что не имело аналога

у Доната и Присциана. Подробно описаны формы глагола. Трактат Юка Файдита

имел большой успех у современников, в сочинениях того времени встречаются

частые упоминания о нЈм как о "Провансальском Донате".


В конце 13 в. монахом-бенедиктинцем Жофре

де Фуша предпринимается переработка сочинения Раймона Видаля. Излагаются

правила стихосложения. Описываются парадигма определЈнного артикля и особенно

подробно падежная флексия, Осуществляется разграничение существительных

и прилагательных (по Юку Файдиту). ДаЈтся характеристика номинатива и аккузатива

относительно сказуемого. Описываются и другие падежи. Характеризуются флексии

местоимений и отглагольных имЈн. Более полно, чем у Раймона Видаля, представлено

описание глагольных форм.


В начале 14 в. в Тулузе появляется созданный

консисторией под руководством Гильома Молинье "Законник любви". В нЈм изложены

правила поэзии. В этом сочинении представлен тулузский вариант окситанского

языка. Особое внимание уделяется фонетике (проводится различение гласных

полнозвонких и полузвонких, собственно дифтонгов и ложных дифтонгов, оглушение

звонких согласных в конце слов, даются характеристики зияний и стыков согласных,

апокопы и синкопы, роли ударения в различении слов). ДаЈтся определение

синонимов. Методично описаны части речи. Характеризуются возникшие в романском

языке аналитические формы глагола и аналитические формы степеней сравнения

у прилагательных. Большое внимание уделено вопросам синтаксиса (описание

конструкций, в которых связаны слова подчинЈнные и подчиняющие, субстантивации

инфинитива, определЈнного артикля, согласования времЈн и наклонений; большой

список союзов и союзных слов).


В Каталонии к трудам тулузской консистории

был проявлен большой интерес. В 1324 г. Раймоном де Корнет было предпринято

стихотворное переложение тулузского "Законника" со сведениями о частях

речи, фонетике, поэтике, риторике. В 1341 г. появился обширный комментарий

Жоана де Кастельноу к этой поэме с корректировкой допущенных неточностей.

В Барселоне в 1393 г. создаЈтся собственная каталонская консистория, где

продолжается изучение окситанского языка. Интерес к нему угасает вместе

с уходом в прошлое провансальской поэзии. Существенного воздействия достижений

окситанских грамматических трудов на грамматики других романских языков

не наблюдалось.


Разработка грамматики французского языка,

бывшего в силу ряда причин распространЈнным и за пределами Франции (особенно

в Италии и Англии), началась намного позже. Особенности этого языка нашли

отражение в поэме Вальтера де Бивесворт, ориентированной на детей и вводящей

французские слова вместе с английскими глоссами к ним, а также в словниках

и разговорниках (во Фландрии и Англии), во французских переводах и обработках

Доната (с конца 13 в.). Вкрапления элементов романской парадигмы склонения

и использование аналитических форм для передачи латинских прошедших времЈн

наблюдаются во французской версии Доната, в трактате 15 в. по латинскому

синтаксису, где правила формулируются по-французски и нередки французские

примеры.


Особенности французского языка осознаются

многими представителями схоластической грамматики и модистами, в работы

которых на латинском языке, в частности, проникает французский артикль.

Около 1300 г. появляется первый французский грамматический трактат некоего

Т. Н. по орфографии.


Известен англо-нормандский грамматический

трактат, "Французский Донат" Джона Бартона (самое начало 15 в.), предназначенный

для обучения англичан. Он содержит раздел о буквах, характеристику артикуляции

гласных и согласных, сведения об акциденциях (особенно о грамматическом

роде), степенях сравнения, наклонениях, временах, о частях речи, о склонении,

о различии существительных и прилагательных, о местоимениях, наречиях,

глаголах-заместителях. В нЈм приводится список глаголов с латинскими или

английскими леммами. Трактат Джона Бартона является по существу первой

французской грамматикой.


Интерес к немецкому языку как родному ("народному"

-- в противоположность латыни и романской речи) пробудился с началом становления

немецкой письменности (с 8 в.). Научные грамматики родного языка появляются

довольно поздно. Карл Великий отдавал распоряжения о создании антологии

устной германской поэзии и составлении грамматики родного языка. В этом

направлении осуществлял свою культурную деятельность Храбан Мавр (784--856).

Его ученик Валахфрид Страбон написал рассуждение о заимствованиях слов

из одного языка в другой. Другой ученик Храбана, автор стихотворного переложения

Евангелия Отфрид, оставил интересные замечания об отличиях своего языка

("франкского") от латинского и трудностях перевода. Ноткер Немецкий (1050)

сетовал на те же трудности, встающие перед переводчиком на немецкий язык.

В 13 в. было осознано наличие диалектных различий на территории Германии,

некоторые авторы указывали на свою диалектную принадлежность при ощущении

ими единства языка в целом.


Немецкий язык использовался при начальном

обучении латыни по руководствам Доната и Присциана. Латинские слова в текстах

снабжались глоссами. В процессе преподавания создавалась собственная грамматическая

терминология на родном языке, сопоставлялись латинские и немецкие парадигмы.


После 1400 г. появился ряд латинских грамматик

с их полным переводом на немецкий язык. Итальянский Ренессанс оказал влияние

на расшатывание культа латыни. Первая латинская грамматика на немецком

языке принадлежит Конраду Бюклину (1473). Она содержит латинский текст

"Ars minor", его дословный перевод, а затем пересказ и пояснение на немецком

языке.


Известен нижненемецкий трактат о латинских

падежах и временах с примерами из двух языков (около 1480). В 1485 г. в

Антверпене издаЈтся руководство по переводу, содержащее сведения по немецкой

грамматике в сопоставлении с латинской. Здесь часто подчЈркивается немецкая

специфика аналитических средств выражения грамматических категорий. Уделяется

внимание различиям в значениях падежей и управлении глаголов. Даются указания

на различия слабых (с претеритальным суффиксом) и сильных глаголов. Можно

говорить об этом руководстве как о первой систематической немецкой грамматике.


В это же время появляются руководства по

немецкой орфографии и пунктуации. Немецкая лексикография развивала свои

давние традиции, отразившиеся в отдельных глоссах и глоссариях начиная

с 8 в. Появляется множество словарей разных типов, чему особенно способствовало

изобретение в 15 в. И. Гутенбергом книгопечатания.


Необходимо подчеркнуть некорректность частой

квалификации средневековья как эпохи застоя и закостенелости. На это сейчас

вполне справедливо обращают наше внимание многие современные историографы

языкознания, ведущие активное изучение многочисленных дошедших до нас текстов

раннего и позднего средневековья, в которых затрагиваются те или иные стороны

языка и которые свидетельствуют о живой творческой мысли, об активных поисках

и важных результатах в области грамматики, лексикографии, теории письма,

теории перевода, стилистики.



7264029490181540.html
7264192506656265.html
7264317730313838.html
7264423633725752.html
7264502781587422.html